Не пропусти
Главная » Политика » Главные угрозы для Великобритании — джихадисты и Россия

Главные угрозы для Великобритании — джихадисты и Россия

В вооруженных силах вводится режим строгой экономии, по поводу чего запричитали даже тори. Но нам прежде всего нужна стратегия, отражающая меняющийся характер войны.

С 2015 года британская политика в сфере обороны и безопасности определяется двумя словами: «глобальный охват». В стратегии национальной безопасности, поспешно написанной новым консервативным правительством, говорится о том, что Британия должна обладать способностью стереть с лица земли любое место на земном шаре. Сегодня, когда правительство тщательно анализирует военный бюджет, пытаясь изыскать возможности, чтобы заткнуть дыру в 20 миллиардов фунтов стерлингов, вся эта концепция выглядит смехотворно. Стертым с лица земли может оказаться наш и без того ослабленный флот.

Сегодня речь идет о том, чтобы отправить в утиль два десантных корабля королевских ВМС — Bulwark и Albion, а также 28 совершенно новых вертолетов Wildcat, которые предназначены для ведения боевых действий против надводных кораблей и подводных лодок. Есть и другие варианты экономии, скажем, сократить морскую пехоту на 1 000 военнослужащих в дополнение к тем 200, что уже уволены. А еще можно сдать на металлолом вертолетоносец Ocean.

Такие предложения уже вызвали возмущение на юго-западе Англии, где сосредоточена большая часть королевских ВМС. Как выяснилось на прошлой неделе, они стали причиной отставки командующего ВМС Великобритании. Вполне предсказуемо даже консерваторы-заднескамеечники сегодня агитируют за спасение того или иного компонента наших вооруженных сил. Но нужно нечто более радикальное. Мы должны отправить в утиль нашу политику «глобального охвата», а затем начать все сначала.

В 2015 году наш «Стратегический обзор обороны» и сопроводительный документ о стратегии получили высокую оценку. Под руководством двух не вызывающих никакого вдохновения членов кабинета — министра иностранных дел Филипа Хаммонда (Philip Hammond) и министра обороны Майкла Фэллона (Michael Fallon) — Британия умудрилась снова вляпаться в масштабную военную авантюру к востоку от Суэцкого канала, чего парламент как будто и не заметил.

Плюс ко всему он начал работу по сведению двух подразделений сухопутных войск в ударные бригады, предназначенные для вторжения в другие страны с суши или с моря. А еще Британия решила заменить подводные лодки с ракетами Тrident и отправить в поход оба новых авианосца, которые были введены в строй при Гордоне Брауне. Единственное, что отсутствует среди многочисленных карт, графиков и схем, это четкое понимание тех угроз, с которыми может столкнуться Великобритания.

Как мы теперь понимаем, этими угрозами являются террористический джихад «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. перев.) и гибридная война, которую Владимир Путин ведет против всех западных демократий. Еще в 2015 году было ясно, что главная стратегическая угроза мировому порядку исходит от Москвы, которая предпринимает свои действия в одностороннем порядке. Она аннексировала Крым, фактически расчленила Украину, а пользующиеся ее поддержкой и помощью повстанцы совершили массовое убийство, сбив самолет, летевший рейсом МН17. Тем не менее, наши стратеги из сферы безопасности занялись торговыми вопросами, помощью, военно-морской базой в Бахрейне, которая стала настоящей ярмаркой тщеславия, а также обучением военнослужащих в Малайзии и Сингапуре.

В основе нашей стратегии лежит защита правового международного порядка и его институтов. Но после 2015 года в этом правовом порядке появились две крупные пробоины. Во-первых, британские избиратели решили порвать с одним из своих важнейших институтов, каким является Евросоюз; а во-вторых, Кремль настолько эффективно оказал воздействие на избирательную систему США, что человек, являющийся главнокомандующим американскими вооруженными силами, сегодня оказался под следствием по подозрению в связях с российскими спецслужбами.

Правовой порядок сегодня в состоянии хаоса и неразберихи. Непонятно, какое место Великобритания занимает в мире, в то время как ее военный потенциал постоянно ослабевает под воздействием бюджета строгой экономии, которая не имеет никакого смысла. А что касается министра иностранных дел, который номинально должен заниматься решением данных проблем, то этот человек вряд ли надолго задержится на своем посту, чтобы приложить к этому свои умения и таланты.

Вся эта ситуация требует переосмысления, и похоже, лейбористы справятся с этим лучше других, хотя это может показаться настоящей фантастикой.

Выступая во Флоренции, Тереза Мэй предложила заключить новый договор о безопасности между Британией и Евросоюзом. Но она не уточнила, что будет в этом договоре, Хотя мы знаем, чего в нем не будет. Тори исключили возможность участия Британия в вооруженных силах ЕС, а также в его внешней и военной политике после Брексита. Но Европа должна остаться в центре внимания Британии в вопросах безопасности на все обозримое будущее. На то есть две взаимосвязанные причины. Во-первых, именно в Европе исламистские террористические группировки планируют операции против британских граждан, как внутри страны, так и за рубежом. Во-вторых, стратегическая цель Путина заключается в разобщении Европы. Он хочет сделать ее многополярной, чтобы некоторые государства и многочисленные оппозиционные партии заняли тот полюс, который соответствует интересам Москвы. Тот мини-обзор, который проводится в Уайтхолле за закрытыми дверями, надо прекратить, и заняться этим делом в открытую. Корабли и вертолеты, которые планируется сдать в утиль, являются важнейшими компонентами сил неядерного сдерживания, которые Британия обязалась развернуть в рамках НАТО в Прибалтике. Вместо очередного сокращения правительству необходимо решить, как в новых условиях глобальной и региональной напряженности будут действовать наши войска и боевая техника.

Здесь у лейбористов появляется хорошая возможность положить под сукно вопрос о замене «Трайдентов». Они могут снять опасения по поводу нашей национальной безопасности, ясно и четко пообещав отказаться от сокращений в военной сфере.

Изменения в схемах проведения террористических атак этим летом заставили власти в срочном порядке провести централизацию разведывательных источников и переосмыслить тактику контртеррористической деятельности. Это хорошо. Но если спросить, что мы делаем в связи с попытками Путина расчленить Европу, то самый честный ответ на этот вопрос будет заключаться в следующем: мы ему помогаем.

В период с 2011 по 2015 год консерваторы осуществили серьезные сокращения военных расходов в объеме 13%. Даже если правительство выполнит свои обязательства и будет тратить на оборону 2% ВВП, то денег на эти цели будет выделяться меньше, чем планировалось, так как ВВП растет медленно, а курс фунта по отношению к доллару снижается.

Никто не может предсказать, с какими угрозами будет сталкиваться Британия в перспективе. Но если посмотреть на Испанию, раздираемую массовыми волнениями, а также на некоторые земли Германии, где более 20% избирателей проголосовали за крайне правых, то можно с большой долей уверенности сказать, что именно эти угрозы будут существовать и усиливаться в Европе и в нашей стране. А мы должны попросить военных технократов, чтобы они достаточно гибко выстраивали организацию наших вооруженных сил и создавали такую боевую технику, которая в состоянии справиться с новыми вызовами.

А у правительства мы можем попросить стратегической ясности и денег. Но у него нет ни того, ни другого.

 

Источник: inosmi.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан