Не пропусти
Главная » Политика » Харакири назло Америке

Харакири назло Америке

Случилось событие, которое, если бы не один «крошечный нюанс», можно было бы горячо приветствовать. Жестко прессовавшие российские СМИ в США американские власти вдруг вспомнили о такой «безделице», как принцип свободы слова. Государственный департамент США выступил с гневным заявлением, суть которого сводится к страстному призыву не использовать законодательство об «иностранных агентах» в целях преследования средств массовой информации.

Неужели теперь атакованный со всех сторон американскими чиновниками и силовиками канал Russia Today может вздохнуть спокойно и начать функционировать уже не в режиме чрезвычайной ситуации? К сожалению, нет. Помните мою ремарку про «крошечный нюанс»? Так вот, этот нюанс заключается вот в чем: атаки на СМИ в рамках своего законодательства об иностранных агентах американцев совершенно не беспокоят. Зато ответные российские действия вызывают у них просто нешуточное волнение. Как значится в заявлении госдепа, попытки связывать одно с другим являются «неискренними и неподобающими».

Госдеп убежден, или делает вид, что убежден: происходящее вокруг Russia Today в Америке — это стремление «обеспечить транспарентность». Зато вот российский ответ на такое стремление — это нечто чудовищное, гротескное и неприемлемое. Как на это можно отреагировать? Наверное, примерно так. Живший на стыке XVI и XVII веков британский дипломат сэр Генри Уоттон в 1604 году описал суть своей работы: «Посол — это честный джентльмен, посланный в другую страну лгать во благо своей собственной». Госдеп просто делает свою работу — изображает из себя «честного джентльмена». Российские власти, в свою очередь, тоже обязаны делать свою работу, весь вопрос — как.

Программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев недавно призвал к изменению стиля нашей внешней политики: «Нам пора отказаться от постоянных жалоб на вероломство и коварство Запада, перестать вспоминать, кто, когда и как нас обманул в 1990-е. На Запад это вряд ли повлияет. А вне западного мира такая риторика производит откровенно депрессивное впечатление. Угрозам надо противодействовать, но нельзя зацикливаться на них». Я полностью согласен с такой постановкой вопроса и считаю, что она в значительной мере актуальна не только для нашей внешней, но и для нашей внутренней политики.

Конечно, полностью отказаться от использования «образа внешнего врага» во внутренней политике российские власти не могут. И невозможно это не только потому, что сплочение нации перед лицом внешней угрозы — один из самых эффективных политтехнологических приемов, известных человечеству. Стремление Запада «наказать Россию за ее неправильное поведение» — это вовсе не «выдумка кремлевской пропаганды». Недавно мой знакомый высокопоставленный российский дипломат в отставке, используя свои старые связи, пробежался по высоким кабинетам в Вашингтоне. Почти в каждом из них ему заявляли примерно следующее: мол, если Россия публично покается перед Америкой, то может быть — именно «может быть», и не более того, — наши отношения несколько улучшатся. Ну а если такого покаяния не будет, то накат на Москву будет идти по нарастающей.

Вам хочется, чтобы Россия каялась перед Америкой? Мне — нет. Я против того, чтобы с такой страной, как наша, обращались как с нашкодившим мальчишкой из детского сада. Россия может и должна отвечать на политические атаки Америки: где возможно — зеркально, где невозможно — асимметрично. Но стремление дать достойный ответ «главному стратегическому противнику» не должно затмевать в наших глазах все прочие обстоятельства. Ведь некоторые из этих обстоятельств «прочими» можно назвать только условно. На самом деле это фундаментальные, первостепенные интересы страны. И заключаются они в том, чтобы не превратить Россию в осажденную крепость, в которой царят казарменные порядки.

В начале следующего года временная комиссия Совета Федерации по защите государственного суверенитета РФ должна представить специальный доклад о фактах вмешательства иностранных государств в наши внутренние дела. Я жду этого документа с очень большим интересом и, признаюсь, с очень большой опаской. Я боюсь, что сенаторы предложат чрезмерно радикальные лекарства борьбы с «чужим вмешательством в наши дела» — лекарства, которые на самом деле опаснее болезни, которую в теории они должны вылечить. А еще я боюсь, что некоторые из этих радикальных идей найдут свое отражение в конкретных действиях российской исполнительной власти.

Если мои опасения оправдаются, то можно будет с уверенностью говорить: Америка нас переиграла, Америка столкнула нас на ту траекторию политического развития, которая выгодна для нее, но абсолютно невыгодна для нас. В современном мире тот, кто изолирует себя сам или дает другим изолировать себя, неизбежно проигрывает. Мы не должны в пику Америке делать себе харакири. Мы должны пройти по очень тонкой грани — дать адекватный ответ на притеснение российских СМИ в США и при этом не навредить гражданским свободам в своей собственной стране. Надеюсь, что у нас это получится.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Михаил Ростовский

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27559 от 30 ноября 2017
Источник: mk.ru/

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан