Не пропусти
Главная » Экономика » Итоги 2017: Таргет ЦБ — цель совсем близко (в масштабах галактики)

Итоги 2017: Таргет ЦБ — цель совсем близко (в масштабах галактики)

Фото: ТАСС, Павел Смертин

Москва. 26 декабря. INTERFAX.RU — Банк России, перешедший к таргетированию инфляции осенью 2014 года, в этом году достиг цели. Правда, ровно 4,0% индекс потребительских цен в годовом выражении по итогам месяца так ни разу не показал: перелетал или недолетал. Ближе к концу года сложилась уже ситуация, выражаясь языком денежно-кредитной политики (ДКП), структурного недолета до таргета. ЦБ в этой ситуации оставалось только объяснять, что высшая математика таргетирования далека от элементарной алгебры.

На динамику инфляции значительное влияние оказывали цены на плодоовощную продукцию. В июне увеличение цен на овощи и фрукты привело к резкому скачку инфляции — до 4,4% в годовом выражении. Это стало неприятным сюрпризом для регулятора. Затем, в основном под воздействием динамики тех же плодоовощных цен, инфляция стала замедляться и ушла вниз от таргета. По итогам ноября индекс потребительских цен в России составил 2,5% и пока, в конце декабря, остается на этом уровне.

Уход инфляции вниз от цели не раз вызывал критику в адрес денежно-кредитной политики. Некоторые экономисты и бизнесмены высказывали мнение, что Банк России мог бы активнее снижать ключевую ставку, давая импульс для развития экономики. ЦБ продолжал настаивать на том, что инфляция замедляется под действием временных факторов и все еще находится вблизи цели. «В силу характера решаемых Банком России задач и имеющегося в его распоряжении набора инструментов политика Банка России по объективным причинам не может стать основным драйвером экономического развития», — отмечал ЦБ, указывая на необходимость структурных реформ.

Рост ВВП РФ по итогам 2017 года Банк России ждет на уровне 1,7-1,8% (правда, при 1,4% за 11 месяцев такой результат может принести либо исключительно успешный декабрь, либо пересчет предварительных оценок Росстата), в 2018 году — 1,5-2%.

Регулятор полагает, что после исчерпания временных факторов в 2018 году инфляция вернется к 4%. «Ожидается, что по итогам года инфляция останется вблизи ноябрьского уровня (2,5% — ИФ). По мере того, как действие временных факторов со стороны предложения продовольствия будет исчерпано, сформируются условия для приближения инфляции к 4% к концу 2018 года», — написал Банк России в декабрьском комментарии по инфляции.

Приближаясь к цели

Колебания инфляции заставили Банк России уточнить формулировку цели. Таргетом стала инфляция вблизи 4% постоянно. «Почему вблизи? Потому что она может колебаться вверх и вниз, вокруг 4%», — сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина в сентябре.

Регулятор изучал разные типы цели по инфляции: точечный ориентир (4%; вблизи 4%; близко к 4%, но ниже), диапазон (3-4% или 2-6%), точки с диапазоном допустимых отклонений (4% плюс/минус 1 п.п., 4% плюс/минус 2 п.п.).

«Хотя все указанные типы цели при правильной коммуникации позволяют дать достаточно четкий сигнал о цели денежно-кредитной политики, наибольшей четкостью обладает точечный тип цели по инфляции. При этом поддерживать инфляцию на уровне ровно 4% невозможно, и небольшие колебания инфляции вокруг цели естественны. На цены постоянно оказывает влияние множество факторов, а в экономике действует сложная цепочка взаимосвязей, тонко настроить которую на точное (до десятых) достижение цели с помощью мер денежно-кредитной политики невозможно», — написал ЦБ в основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики на 2018-2020 годы.

Введение коридора допустимых колебаний инфляции Банк России посчитал нецелесообразным.

Регулятор намерен играть на опережение, принимая корректирующие меры в случае существенного отклонения инфляции от цели. «Мы также можем действовать на упреждение, заранее стремясь ограничить отклонение инфляции от 4%, если видим, что факторы отклонения будут устойчивы на прогнозном горизонте. (. . .) Именно в силу того, что факторы отклонения инфляции от цели бывают разной природы и разного горизонта действия, и не всегда требуется применять специальные меры», — отмечала ранее Эльвира Набиуллина.

Не борщом единым

ЦБ, видя влияние на инфляцию динамики цен «борщевого набора», задумался о контроле над немонетарными факторами. Регулятор представил в правительство доклад на эту тему и попросил кабинет министров продолжить работу над одним из условий снижения волатильности инфляции — созданием развитой инфраструктуры хранения и переработки плодоовощной продукции. Постепенно эта тема настолько переплелась с более традиционными для науки ДКП предметами, что ассоциация «таргет» — «овощехранилище» стала срабатывать на автомате.

Динамика цен на эти товары отличается высокой волатильностью из-за сезонности производства, зависимости предложения от сохранности урожая и влияния курсовой динамики на цены импортируемых фруктов и овощей.

В целом, по мнению ЦБ, колебания цен на плоды и овощи являются временными и не оказывают непосредственного влияния на среднесрочный прогноз инфляции, играющий ключевую роль в принятии решений при проведении денежно-кредитной политики. Однако эта волатильность, как считает регулятор, может негативно влиять на инфляционные ожидания населения, учитываемые им в своей политике.

Банк России считает, что сдерживать процесс снижения ключевой ставки может сезонное ухудшение конъюнктуры рынка овощей и фруктов, которое тормозит снижение инфляционных ожиданий.

Обещанного три года ждут

Инфляционные ожидания пока волатильны и остаются на высоком уровне. Это беспокоит ЦБ. Регулятор для наглядности даже сравнил их со специальными «новогодними индексами»: ценами на наборы продуктов для салатов «оливье» и «селедка под шубой».

Так, салат «оливье» за год подорожал на 1,2%, приготовить его стоит около 312 рублей. «Селедка под шубой» подешевела на 0,9%, стоит чуть больше 150 рублей. «Но ощущение инфляции у людей гораздо выше, и мы очень хотим добиться доверия населения к нашей политике, что можно распоряжаться семейными деньгами, не думая постоянно о росте цен», — заявила Эльвира Набиуллина в середине ноября.

Инфляционные ожидания россиян в декабре составили 8,7%.

В 2018 году население ждет инфляцию на уровне 8-9%, компании — 5%, лишь профессиональные аналитики верят в инфляцию на уровне цели, отметил директор департамента исследований и прогнозирования ЦБ Александр Морозов в начале декабря. Он добавил, что инфляционные ожидания снижаются, и есть основания предполагать, что этот тренд продолжится в дальнейшем.

«Не могу отдать руку и даже палец на отсечение и сказать, что в следующем году ни при каких условиях инфляция 5% не будет. Вероятность того, что инфляция в следующем году будет 5%, меньше вероятности того, что инфляция в следующем году будет 3%», — рассуждает глава департамента ЦБ.

На заякоривание инфляционных ожиданий уйдет два-три года, полагает регулятор. «По профессионалам мы уже более-менее заякорили, с бизнесом и населением будем работать. В принципе 2-3 года — это такой срок, чтобы снизить и якорить (инфляционные ожидания — ИФ)», — сказала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева еще в октябре.

На то, чтобы цель по инфляции в 4% стала ориентиром для всех участников экономических отношений, потребуется достаточно длительное время, считает регулятор. Для улучшения коммуникаций Банк России уже начал проводить информационные кампании в регионах.

«После решений по ставке, в первую очередь, после опорных заседаний совета директоров мы планируем небольшие региональные информационные кампании, которые будут проводить наши территориальные органы. Мы хотим, чтобы это были встречи с представителями бизнеса, банков, органов власти, с региональными СМИ, вузовским и экспертным сообществом. Мы хотим доносить наши решения с учетом региональной специфики. Например, что значит принимаемое решение для Дальнего Востока или Краснодара, насколько оно соответствует или не соответствует ожиданиям. Мне кажется, это позволит чуть ближе дотянуться до людей в каждом регионе: когда есть свой человек, он живет в этом городе, знает местные реалии, ему проще что-то донести, обсудить сомнения», — сообщил в интервью «Интерфаксу» директор департамента денежно-кредитной политики ЦБ Игорь Дмитриев в сентябре.

На нейтралке с ручником

ЦБ в рамках закрепления инфляции вблизи 4%, формирования доверия к его действиям и снижения инфляционных ожиданий намерен смягчать ДКП постепенно, оценивая изменение финансовых условий, реакцию экономической системы и динамики цен.

«Банк России сохранит консервативный, взвешенный подход как в принятии решений по ключевой ставке, так и в формировании прогноза, что предупреждает недооценку не только рисков для инфляции, но и рисков для экономического роста и финансовой стабильности, а это особенно важно в условиях изменчивых и в основном неблагоприятных внешних условий. При этом все большее значение для формирования доверия и снижения инфляционных ожиданий будет приобретать информационная открытость, разъяснение широкой общественности целей, мер и результатов денежно-кредитной политики», — отмечает ЦБ в основных направлениях ДКП.

Эльвира Набиуллина в ноябре заявила, что переход от умеренно жесткой к нейтральной денежно-кредитной политике займет год-два.

«С учетом баланса рисков для инфляции Банк России продолжит переходить от умеренно жесткой к нейтральной денежно-кредитной политике постепенно», — подчеркивал ЦБ в заявлении по ставке в октябре.

ЦБ видит потенциал для дальнейшего уменьшения ключевой ставки до 6-7% годовых. Этот уровень ключевой ставки в российских условиях соответствует реальной равновесной ставке в 2-3%.

Сейчас ключевая ставка составляет 7,75% годовых. За 2017 год она была снижена шесть раз, в целом на 225 б.п. с 10,00%.

В декабре, когда совет директоров ЦБ поразил рынок решением снизить ставку сразу на 50 б.п., а не на 25 б.п., как все ожидали, обнажилась проблема выстраивания коммуникации. Регулятор, приучивший участников рынка ждать сигналов о возможных решениях по ставке, особенно перед опорными заседаниями, в декабре решил вообще не давать ориентиров. Даже традиционное «мы будем выбирать межу шагом снижения на 25 б.п. и 50 б.п.» так и не прозвучало.

В итоге аналитики, исходя из ранее сказанного и написанного регулятором, единодушно поверили в снижение ставки на 25 базисных пунктов, и как выяснилось, напрасно. После этого эксперты заговорили о том, что коммуникация регулятора с рынком, которая очень важна для формирования доверия к нему в системе инфляционного таргетирования, нарушена. И если в следующем году решения Банка России опять будут сопровождаться коллективными возмущениями, значит, обучение таргетированию все еще не закончилось.

Источник: interfax.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан

banner