Не пропусти
Главная » Спорт » Почему болельщики ЦСКА – лучшие в мире

Почему болельщики ЦСКА – лучшие в мире

«Оле-ола, легенда ЦСКА! Лучший тренер в лучшем клубе! Гришин – значит, ЦСКА!» — раздавалось под сводами новенького армейского стадиона не одну и не две минуты.


фото: Наталия Губернаторова

Так далеко не каждого, согласитесь, тренера основного состава провожают – не то что главного по дублю. Впрочем, не каждый и выиграет с «молодёжкой» столько: год за годом Александр Сергеевич приводил вторую цээсковскую команду к медалям чемпионата России, а ещё – тащил юную поросль красно-синих из группы в плей-офф Юношеской лиги УЕФА (аналог Лиги чемпионов для молодых ребят).

И вот – прощание. Трогательное, хотя и грустное, конечно же. Но что поделать – Гришин отдал родному клубу как тренер многое, пора штурмовать новые рубежи!

— Александр Сергеевич, вы ведь возглавили юношескую сборную России 1999 года рождения…

— Да, подписал контракт на два года.

— Предложения из клубов были?

— Было несколько предложений, в том числе и из Хабаровска, но я сразу всем сказал, что, скорее всего, останусь в Москве. Здесь семья, дочка учится, друзья. Я всю жизнь в Москве прожил: уехать отсюда мне было бы тяжело. Ну и кроме того, работа в сборной тоже была в приоритете.

— Почему?

— Интересно себя попробовать в другом режиме. Столько лет работал с командой каждый день, знаю график на год вперед. Могу проснуться 1 января – и ответить, что будет 10 января, что будет 15 мая… А теперь хочется попробовать что-то новое. Самому заниматься селекцией, ездить по турнирам, отсматривать игроков. Теперь будет возможность играть с лучшими ребятами в России. Я-то привык работать с теми мальчишками, которые есть. Знаешь, что несколько человек есть хорошего уровня, а остальные будут просто играть. Сейчас будут сильнейшие на каждой позиции, с такими работать здорово.

— А будут приезжать сильнейшие? Дмитрий Хомуха, например, рассказывал, что некоторые отказывались, ссылаясь на травмы, а потом играли за клуб…

— Тем и интереснее работа, если преодолевать такие сложности. Будем стараться поддерживать с тренерами и игроками хорошие отношения, налаживать контакт, попробуем сократить до минимума подобные проблемы. Сборная — это пик карьеры любого футболиста. И нет разницы, юношеская ли это сборная или национальная… Когда я играл, даже не припомню такого. Если нас вызывали в сборную, вскакивали рано утром и пешком до Новогорска. Как сейчас помню маршрут: метро «Речной вокзал», далее 343-м автобусом. Гордились тем, что вызвали. А тем, кто не понимает этого, будем объяснять.

— Вы говорили, что наши футболисты отстают в индивидуальном мастерстве от сверстников из Европы. В сборной будет возможность это исправить?

— Если мы будем брать лучших, то с индивидуальным мастерством не должно быть проблем. Когда я раньше говорил про отставание, имел в виду, что в дубле мы брали ребят из школы, среди которых сильных было несколько человек. Сейчас будет возможность выбирать со всей России. И не думаю, что не найдем 15 хороших футболистов. В принципе в футболе ничего нового нет. Нападающий должен уметь обыгрывать один в один, а защитник не должен проигрывать один в один. Таких и будем искать. И ставить свою симпатичную игру. Получится или нет, это другой вопрос. Хотя в этой сборной, 1999 года рождения, хорошие ребята.

— Из ЦСКА есть?

— Нет. Базовой командой, скорее всего, будет «Краснодар», очень сильный возраст этот у них. А также московский «Спартак» и «Динамо». Будем стараться брать ребят в связке, а не так, чтобы один защитник из «Спартака», второй из «Динамо». Лучше, когда они сыграны.

— Самородков условно из Сибири будете искать?

— Конечно! Россия — страна большая. И возможно, что селекционеры пропустят какого-нибудь мальчика. Для поиска таких мы и будем ездить по стране – по мере возможностей.

— Самая большая трудность в ближайшее время?

— Понять, как работать со сборной. Я столько лет проработал в клубе, в другом режиме и графике, где и направление тренировочного процесса другое. Один подготовительный период, потом второй подготовительный период, потом соревновательный период, недельный цикл и так далее. А со сборной история совершенно другая. Люди выдергиваются на определенный срок. И самая сложность здесь — в каком состоянии будут приезжать ребята. Работая в клубе, я знал состояние каждого, у кого проблема, у кого спад, у кого подъем. А здесь могут быть сюрпризы. Определить функциональное состояние за семь дней сборов, в принципе, можно. Но тут ведь еще нужно их подвести к игре из любого состояния, из любой ямы. Я первый раз буду сталкиваться с этим, и это главная сложность для меня. Надо еще успеть за семь дней сборов дать ребятам направление для движения, объяснить наше видение футбола. Конечно, будем исходить из того, по какой схеме они играют в клубах, чтобы не перестраивать их, не путать. Был бы для сборов отведен месяц, другое дело. Но к счастью, я буду не один и могу рассчитывать на помощь тренеров, которые в работе со сборными командами накопили колоссальный опыт.

— Кто будет в вашем штабе?

— Евгений Владимирович Лапков точно будет, он уже давно работает со сборными на юношеском уровне, юношеский футбол знает очень глубоко. С остальными сотрудниками тренерского штаба буду также стараться найти общий язык, все мы люди футбольные, и думаю, что трудностей не возникнет. Еще раз скажу, что это новая для меня работа, определенный вызов. Но с моим опытом, надеюсь, все получится. И в школе ЦСКА мы становились чемпионами России, и с дублем выходили в четвертьфинал Лиги. Что, кстати, позволяло учиться и накапливать опыт. Я никогда не скрывал, что во время поездок на Юношескую лигу ездил учиться у тамошних тренеров. Мне это было интересно. Никогда нельзя останавливаться, надо накапливать знания. Да и просто общаться с хорошими людьми. Поэтому международные турниры юношеских сборных — это прекрасная возможность обмениваться опытом с тренерами сборных других стран.

— Еще один важный вопрос. Есть мнение, что все наши молодежные и юношеские сборные, которые хорошо выступали на международных турнирах, выигрывали не за счет мастерства футболистов, а за счет тактики: отстоять ничью, отбиться, выиграть по пенальти… Якобы поэтому и не вырастали потом хорошие взрослые футболисты. Перед вами будет стоять задача получить в первую очередь результат или все-таки вырастить качественных игроков?

— С одной стороны – это говорит о слабости футболистов, а с другой — о силе тренеров. Если можно стать чемпионами Европы благодаря только тренерским установкам, то какая же хорошая у нас школа тренеров! Только вот почему-то им не доверяют. Ну ничего, это кончится, когда кончатся деньги.

— Какие главные жизненные установки получают от вас футболисты?

— Всегда говорил, что в жизни главное — человеческие отношения. Футбол футболом, а в коллективе должно быть комфортно. Поэтому в нем не должно быть неприятных людей. Один человек может испортить атмосферу в команде настолько, что можно будет забыть об успехах. Каким бы он талантливым ни был. Незаменимых нет, найдется на его место такой же талантливый. В ЦСКА молодежная команда была сильна как раз коллективом. Ребята никогда не делили, кто голы забивает, кто обороняется. Всегда была общая победа. И к тренеру они подбегали, и радовались вместе. Футбол ценен именно свой энергетикой, когда команда и тренер — одно целое.

— Сейчас многие из этого коллектива перешли уже во взрослую команду. За кого особенно волнуетесь? А за кого наоборот, спокойны?

— Да за всех волнуюсь! И не только за тех, кто попал в основу ЦСКА. Волнуемся и за Славу Караваева, который теперь в «Спарте» стал лучшим легионером Чехии и лучшим игроком клуба. Мы переживаем за Лешу Никитина, за Славу Подберезкина, которые за другие команды играют, но они воспитанники наши – и мы в них вкладывали душу. В их игре есть частичка нашей работы.

— А те, кто только что попал в основу ЦСКА, закрепятся там, как считаете?

— Мы их туда передали, работу свою выполнили. А дальше всё зависит от них, от работоспособности, от характера. Это профессиональный спорт, и никто ни с кем нянчиться не будет, никто их не будет жалеть.

— Главная проблема поколения, на ваш взгляд, это избалованность нынешних ребят или это потому что им зарплаты кладут огромные сразу? И их это развращает…

— Есть, скажем, Национальная хоккейная лига (НХЛ), где все четко прописано, сколько может получать молодой игрок и сколько не может. И первый контракт у тебя не будет огромным. А в нашем футболе мальчику, который вышел на тайм и случайно забил, дают баснословный контракт, а это портит футболистов. Мое мнение, что виноват тот, кто платит. И ведь не только в НХЛ не так, как у нас! Мы играли в Германии, у них там тоже все зарплаты у молодых регламентированы.

— По поводу лимита на легионеров позиция не изменилась?

— Нет, не меняется. Если деньги в футболе государственные, то государство и должно регламентировать все нормы в футболе. Если клуб частный, вопросов нет, пусть платят, сколько хотят и кому хотят. Но сколько у нас частных клубов?.. Соответственно, нельзя говорить об отмене лимита. Государство должно ставить какие-то ограничения. Надо защищать свой рынок, каждая страна его защищает. За границу очень тяжело устроиться работать, там свои везде, они защищены. А у нас наоборот, пусть приедет иностранец, все наши деньги заберет, уедет, нам ничего не оставит, а мы еще и разгребай. И все за три копейки.

— Из ЦСКА вы ушли удовлетворенным?

— Я ушел на хорошей ноте. Выиграл 8 медалей, доходил с командой до четвертьфинала Лиги чемпионов, отдал в основную команду несколько игроков. С руководством клуба мы тоже расстались по-доброму, пожали друг другу руки. Я ведь в ЦСКА с шести лет.

— Мы видели, как вас провожали на стадионе – во время матча с «Анжи»…

— Огромное спасибо болельщикам! Мне очень повезло, что меня так проводили. Я не хотел, если честно, идти на матч, но ребята позвонили, попросили прийти. И растрогали до слез. Проводили тепло, сделали очень дорогой подарок. Собрали деньги на статуэтку 19 века. Я даже боюсь ее дома держать, надо, наверное, в банке хранить. Человеческое отношение за деньги не купишь. Хотя я понимаю, что я совсем не легенда, я обыкновенный, средний был футболист.

— Болельщики считают иначе.

— Просто я воспитанник своего клуба, а воспитанников во всем мире уважают и любят. И когда я видел, что люди на секторах на самом деле плакали… Я два дня в себя прийти не мог. Мне потом говорили: только тебя и Тотти так провожали! Хм… Я вообще одно скажу: наши болельщики – лучшие в мире!

Алексей Лебедев
Ульяна Урбан

Заголовок в газете: Можно ли дойти пешком до Новогорска

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27417 от 15 июня 2017
Источник: mk.ru/

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан