Не пропусти
Главная » Спорт » Светлана Колесниченко: я рыдала на помосте в Рио

Светлана Колесниченко: я рыдала на помосте в Рио

Светлана Колесниченко: я рыдала на помосте в Рио

Светлана Колесниченко в субботу в Будапеште завоевала золото чемпионата мира в своем дебюте в соло. Почему она не волновалась на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро, как программа «Рок» стала фурором, каково это — перейти из «молодежи» в «стародежь» и почему занимается синхронным плаванием, Колесниченко рассказала в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Веронике Гибадиевой.

— Света, если честно, сколько было времени на отдых после Олимпиады? 

— В группе начала тренироваться уже в ноябре месяце, а после Нового года начали работать в дуэте. 

Более двух с половиной месяцев отдыха получилось, но пролетели они как один день, буквально ничего не успела сделать. Правда, мы съездили в Таиланд, еще провела время с близкими и… все (смеется).

— Что для вас лучший отдых? Как проводите выходные?

— Для начала в выходной нужно обязательно выспаться, но все-таки, как правило, я встаю в 9 часов утра (смеется). Дела, встречи, конечно, появляются, но стараюсь от этого воздержаться.
©
AFP 2017/ FERENC ISZAСветлана Колесниченко

— То есть, как однажды сказала Даша Коробова, «а теперь я хочу просто полежать»?

— Да, помню, Даша так говорила (смеется). После крупных соревнований есть моральное истощение, но длится вот это «я хочу просто полежать», может быть, только неделю. Силы появляются, и начинаешь активно проводить отпуск.

 

От Лондона до Рио


— Вы не попали в состав на Игры в Лондоне. Это был шок для вас, или были готовы к этому?

— У меня был юный возраст. Я примерно представляла, что молодая и, скорее всего, никуда не поеду. А вот когда встал вопрос, сможем ли мы поехать в Рио, все вокруг меня почему-то говорили: «Если Света и в этот раз пропустит Олимпиаду, это будет кошмар». Но я себя старалась позитивно настраивать, думала, что впереди Токио. Слава богу, все сложилось хорошо, в Рио мы съездили и выиграли.

— Когда перед чемпионатом мира в Барселоне вас поставили в дуэт со Светой Ромашиной, как это восприняли?
©
РИА Новости. Джорджио ПероттиноСветлана Ромашина

— Да я и сама не успела ничего толком понять. Понятно было, что девчонки, скорее всего, возьмут перерыв, но выберут кого-то другого — олимпийских чемпионок. Ну, мне так казалось, были ведь более опытные девочки. Но (тренер) Татьяна Евгеньевна (Данченко) и Света сделали выбор в пользу меня, за что я им очень благодарна.

Когда мне только сказали об этом решении, я думала, что это шутка. И как же страшно было! Думала, какая я кошмарная, со мной плавает трехкратная олимпийская чемпионка, а у меня ничего не получается. На тренировках я бойкая была, но после говорила маме, что я всех боюсь подвести, что у меня ничего не получается.
©
РИА Новости. Алексей Куденко Перейти в фотобанкТатьяна Покровская (слева) и Татьяна Данченко

Как со Светой работалось?

— Очень хорошо. В трудные моменты она меня всегда поддерживала и позитивно настраивала.

— Программа «Рок» — это был звездный час?

— Это было как-то… в нашем стиле. Мне нравится классика, но это не мое. Я больше люблю современные программы, я не такая лиричная. «Рок» — это был фурор, но сама по себе ситуация — это пан или пропал. Такого ведь никогда никто не делал. Не знали, что ждать от зрителей и от судей. Боялись брать такую музыку, но рискнули. И не зря.

— Сами такую музыку слушаете?

— Нет (смеется). И вообще, когда слушаешь что-то сто раз в день, переслушивать перед сном еще раз не очень хочется (смеется).

— Самый запоминающийся показ на соревнованиях?

— Это «Молитва», конечно. Самая запоминающаяся программа.

— Тут прозвучало, что вы попросили Татьяну Николаевну больше эту программу не показывать.

— Да. На Олимпиаде это был самый лучший прогон. Я редко пересматриваю наши программу, но тут решилась и поняла, почему поставили такие баллы. Хотелось бы, чтобы эта программа осталась в воспоминаниях в таком, я бы даже сказала, гениальном исполнении. Это правильное решение.

— Вы плакали на пьедестале в Рио…
©
РИА Новости. Илья Питалев Перейти в фотобанкЧемпионки Игр XXXI Олимпиады по синхронному плаванию Влада Чигирева, Александр Пацкевич, Гелена Топилина, Алла Шишкина и Светлана Колесниченко (слева направо)

— Я обревелась! Девяносто девять баллов! Слезы текли рекой. Я рыдала на помосте. Когда вешали медаль, уже не плакала. А когда заходили на пьедестал, у меня выпал телефон, и этот летающий телефон был на всех кадрах (смеется).

— Не было мысли: вот сейчас самый момент закончить?

— Нет. Я сразу для себя решила, что на этом ничего не закончится для меня в спорте. И, кстати, до сих пор не верю, что олимпийское золото у меня уже есть.

— Олимпиада — это самый сложный момент в вашем выступлении за сборную?

— Нет. Самый сложный был первый раз, в 2010-м. Это был Кубок мира в Китае, сейчас этого турнира уже нет. Помню, стояла со стеклянными глазами, девчонки спрашивали: «Свет, ты в порядке?» Я говорила, что да, но про себя думала, что это первый и последний раз, когда выступаю за сборную. В итоге все прошло нормально, теперь вот сами успокаиваем молодых (смеется).

Ну а если об Олимпиаде… Мне всегда казалось, что я буду в приступе валяться, но была такой спокойной. Может быть, потому, что мы уже тренировались в этом бассейне, может быть, потому, что нас хорошо встречали, но когда вышла на старт, получила такой кайф, как никогда. Страшно не было, была уверена, что будет хорошо. Хотя это был мой первый старт в открытом бассейне, и я не говорила команде об этом, чтобы они не переживали. Я себя на это полгода настраивала. В итоге в открытом бассейне мне даже больше понравилось — дышится лучше.

 

В Москву одна в тринадцать лет


— Расскажите, как проходит отбор в синхронное плавание уже на уровне сборных. По количеству участвующих с чем можно сравнить? С художественной гимнастикой?

— Мне кажется, у нас в три раза меньше людей, чем у них. Кстати, сейчас было очень много человек 13-15 лет на первом отборе. После первого отбора из пятисот девочек остается двадцать, после второго — шестнадцать, после третьего — двенадцать. Это сложный процесс.

— У вас как все складывалось?
©
REUTERS/ MICHAEL DALDERСветлана Колесниченко

— Мне вообще повезло, я ведь из маленького городка, попала в юниорскую команду, а потом в первую. Конечно, прошла все эти этапы — 13-15 лет, 15-18 лет, а потом уже по-взрослому. Когда мне в 16 лет сказали: «Света, собирайся, ты едешь в сборную Татьяны Николаевны», я ответила: «Это что, шутка?» Мне сказали: «Нет, все, пора».

— Получается, когда вы уезжали из дома, вам было тринадцать?

— Мама до сих пор задается вопросом, как она меня отпустила. Но у меня есть младшая сестра, она за ней следила и тренерам, конечно, доверяла.

— Вот вы приехали в Москву, и что дальше?

— Училище олимпийского резерва №3. Там был тест по физике, которую вообще не знала, написала его на два. Плакала, думала, закончилась моя карьера (смеется). Но потом успокоилась, познакомилась с ребятами, фехтовальщиками, прыгунами. Я благодарна судьбе за то, что все так сложилось, что я рано стала самостоятельной.

— Вы считались суперталантом в своем возрасте?

— Мне как самокритичному человеку сложно об этом говорить, но у меня, например, присутствовала красота ноги, работала я много. Я трудоспособный человек и стараюсь выжать по максимуму из себя. Хотя, может, в детстве и халявила, сейчас не помню, да и сложно оценить, в детстве мы такие вещи плохо осознаем (смеется).

Почти уверена, что в российском синхронном плавании на красоте ноги далеко не уедешь.

— Конечно. Характер должен быть у спортсменки, должна быть способность работать по 10-12 часов в день.

— Окружающие верили, что вы так далеко пойдете?
©
AFP 2017/ FERENC ISZAИспанка Она Карбонель, россиянка Светлана Колесниченко и украинка Анна Волошина (слева направо)

— Мама и дедушка переживали, он за учебу выступал. Директор школы не хотела документы отдавать, говорила, что шансов один на миллион попасть в первую команду.

— А еще куда-то пробиться был шанс? Пробовали себя в других видах спорта?

— Я хорошо плавала, до сих пор хочу выполнить мастера спорта, но, видимо, это так и останется мечтой. В общем, в итоге выбрали более красивый для девочки спорт (смеется).

— Какими талантами еще обладаете? Какими навыками для обычной жизни?

— А я готовить умею! Домой когда приезжаю, всегда готовлю. У нас вообще девчонки, мне кажется, все умеют готовить. В принципе я много что умею. Колесо поменять, например! К быту я приспособлена.

— О том, что будет после окончания карьеры, думали?

— Думаю, буду работать в спорте.

 

Супертерпение


— В тренеры пойдете? Многие говорят: «Только не это!»

— Не знаю. Когда приезжаю домой, работаю с ребятишками, мне говорят, что я слишком спокойная. А что, кричать? Они все равно не поймут. Нужно объяснять. Я терпеливый человек, но точка кипения есть. Терпением наших тренеров я искренне восхищаюсь. Это супертерпение. Десять, пятнадцать, двадцать раз мы делаем, и все не так. Процесс нудный, занимает много часов. От двадцати-тридцати раз все повторяем, пока время к полуночи не подойдет.

— Поэтому даже если музыка смолкнет…

— Мы перед каждым стартом обговариваем — что бы ни случилось, делаем дальше. Есть девочка, которая сразу начинает считать, потом ее сменяет другая. Мы не имеем права остановиться.
©
РИА Новости. Максим Богодвид Перейти в фотобанкСинхронистки Светлана Ромашина (слева) и Александра Пацкевич

— Вы не так активны в соцсетях, как, например, Саша Пацкевич. Не любите интернет?

— Я достаточно скрытный человек. Немедийный, наверное. Саше хочется рассказать истории, ей нравится снимать ролики. Я в интернете новости читаю, а еще смотрю программы конкуренток и докладываю Татьяне Николаевне (смеется). В соцсети захожу тоже ради новостей, друзей добавляю. Я не тот человек, который будет выкладывать в соцсети все, что происходит.

— А что с вами обычно происходит? Как зиму, например, провели?

— Зима в этом году прошла для меня бесследно. Раньше я и на сноуборде каталась, а теперь себя берегу. Летом на шашлыки люблю ездить, отвлекаться. Очень хочу сходить в театр, но никак не могу найти себе компанию. Давно на балете не была. Зашла посмотрела цены в Большой театр, испугалась… За такие цены точно не пойду (смеется).

— Ради своих программ пересматриваете балетные постановки?
©
РИА Новости. Максим Богодвид Перейти в фотобанкБалет «Дон Кихот»

— Бывает. Например, ради «Дона Кихота». Я и на «Щелкунчика» ходила, и на «Лебединое озеро». А тут уже сколько в театре не была!

— У вас ведь есть тренировки у станка?

— Мы в детстве у станка стоим, сейчас уже больше общей физической подготовки. Да и деревянная я для балета, у них ведь там суперрастяжки.

— На сборах чем занимаетесь? Сериалы смотрите?

— Смотрю. Сейчас смотрю сериал «Скорая помощь»!

— Не самый новый!

— Он пятнадцать лет шел, я решила, это неплохой вариант.

— Сериал про гимнасток видели?

— Смотрела! Кстати, почему про синхронное плавание не снимают? Хотя есть какой-то, русский, случайно в интернете наткнулась, и кино какое-то есть, итальянское, но я там посмотрела полчаса, и мне стало скучно.

— «Игру престолов» смотрите?
©
РИА Новости. Илья Питалев Перейти в фотобанкДмитрий Медведев и Гелена Топилина

— Геля Топилина меня на это дело подсадила после Олимпиады! Слава богу, до чемпионата мира новых серий не выходило!

— А спорт по телевизору?

— Футбол не для меня. Светлана Ромашина меня тут отвела на хоккей. Мне раньше казалось, что это неинтересно, но когда увидела вживую, это совсем другие эмоции! Хоккей — это классно! Мне очень понравилось. Водные виды смотрю, плавание, ходили на Олимпиаде смотреть художественную гимнастику, в интернете тоже ее смотрю. Из зимних смотрю фигурное катание, биатлон. Так что, кроме футбола, почти все виды спорта мне интересны.

 

Новый статус


— Вы уже успели осознать, что вы теперь одна из самых опытных синхронисток в группе?

— Наконец-то! Вышла я из малышни и перешла в «стародежь». Состав сильно обновился, девчонкам по 18 лет, и думаешь, где мои восемнадцать лет (смеется). Но «стародежью» быть большая ответственность.

— Как это — быть малышней, помните?

— Помню, что вся сборная помогала на самом деле. Они говорили мне об ошибках, я слушала, они меня вели, и я очень сильно им за это благодарна. Никакой дедовщины не было, потому что цель у всех одна. Нам нельзя ругаться, гнобить друг друга. У нас вообще хорошая команда, все дружелюбные, все готовы прийти на помощь. И молодые чувствуют себя очень комфортно. Они более открытые, я чувствовала себя более зажато. Боялась что-то не так сделать, что-то лишний раз спросить. Все-таки ты в другом мире, в котором свои правила. Сейчас молодежь задорная, бойкая! Девчонки молодцы, девчонки хорошие.
©
РИА Новости. Александр Вильф Перейти в фотобанкСветлана Колесниченко

— Не жалеете, что связались с синхронным плаванием. Теперь ведь не отпускает!

— Нет. И если бы спросили, готова ли я снова пройти через все это, ответ один — готова. Иногда бывает тяжело и хочется все бросить, но никогда не жалела, что у меня такая жизнь. На пенсии отдохну, а сейчас нужно работать. И после Рио это не изменилось. Мозгами понимаешь, что ты олимпийский чемпион, но ничего не поменялось. Жизнь продолжается. И жить я без синхронного плавания не могу. Я занимаюсь им потому, что мне нравится, а не потому, что есть еще силы поработать. Заставлять себя работать — это бестолковые тренировки. Многие морально сыпятся из-за того, что нет правильной мотивации, психологически не выдерживают и уходят.


©
AFP 2017/ FERENC ISZAСветлана Колесниченко— В интернете про это скажут, что синхронистки так работают только для того, чтобы раз в четыре года получить призовые и машину.

— У меня тоже кто-то брал интервью и спрашивал, сколько денег вы получите после соревнований. Меня это шокировало. Я сказала, что мы работаем для того, чтобы доказать, что мы лучшая команда. Вопросы про деньги мы не обсуждаем.

— Воспринимаете это как бонус, и приятно, что работу ценят?

— Естественно. Но это не первостепенное. Я так много работаю, потому что мне это нравится, потому что это моя жизнь.

Источник: rsport.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан